Зиёд Ишанходжаев и его "Уч-кудук"

Google+

Можно долго спорить о том, почему одни песни становятся легендарными, а другие остаются незамеченными; артисты ли дают жизнь и свет произведениям, которые исполняют, или наоборот – произведения делают своих исполнителей теми, кем они, в итоге, становятся. В случае с Зиедом Ишанходжаевым и всемирно известной песней “Уч-кудук – три колодца”, выяснение этих обстоятельств, кажется, только уводит всё дальше от истины, превращая реальность в мираж. Впрочем, наверное, это нормально, когда речь идет о легендах. 

Редакция MR встретилась с бывшим участником легендарной группы «Ялла», одним из исполнителей советского хита «Уч-Кудук» Зиедом Ишанходжиевым, который вот уже 15 лет является солистом и руководителем одноименной группы. 

MR: У вас необычное имя. С одной стороны, это имя-пожелание, чтобы новорожденный больше и дольше жил. С другой стороны – когда в семье уже достаточно детей одного пола, например, мальчиков, то их называют Зиёдом – чтобы последующая была девочкой, а если девочек, то соответственно – Зиёдой, чтобы следующим был мальчик. Ваш случай – какой?

У имени много значений. Каждый трактует по-своему. Если обратиться к Ветхому Завету, то мы узнаем, что это имя обозначает луч света, луч Божий, то самое чудо, которое явилось в пустыне умирающему Иакову и спасло его. Божий свет. 

MR: Это имя и для вас стало буквально пророческим. Трудно назвать случайностью то, что именно вы стали одним из исполнителей песни «Уч-кудук», которая в советские времена прославила вас на весь мир. Уч-кудук –  это ведь город-оазис в пустыне, тоже в некотором смысле – знак свыше. 

Да, видимо, судьба. Когда Юрий Энтин по приглашению Узбеконцерта и Фаруха Закирова – руководителя заслуженного ансамбля «Ялла», приехал к нам и увидел город Уч-Кудук, он начал писать слова этой песни прямо на салфетке: он писал то, что видел и чувствовал, и уже через 15 минут стихи были готовы. Энтин показал стихи Закирову, и уже тем же вечером эту песню исполняли на концерте под гитару. Она стала известна за один день после того как «Ялла» исполнили ее на «Песне года-81»: утром ее пела уже вся страна. Масса артистов зарабатывали потом на ней неплохие деньги, исполняя ее в ресторанах. 

MR: А как вы попали к Фаруху Закирову, трудно в то время было прорваться на большую сцену? 

Все было словно предопределено. Я знал Закирова с семи лет, он учился с моим братом в училище и был частым гостем в нашем доме. Я видел, как они занимались музыкой, как пели, мне все это было страшно интересно, я постоянно крутился рядом, и однажды Фарух сказал моему брату: Зиёд будет гитаристом. Брат в тот же день купил мне гитару. 

MR: А в Музыкальной школе Вы учились? 

Меня не приняли. Сказали, что нет слуха. 

MR:  Классика жанра! 

Да, помню, папа купил мне скрипку, парадные шортики, рубашку, как в советских детских фильмах у правильных ухоженных мальчишек, и повел в музыкальную школу. А я взял и на прослушивании исполнил им "Hello darling". А вы не забывайте – мы ведь жили в средней Азии... Учителя в музыкальной школе схватились за голову, они даже песни такой не знали. А я очень любил Армстронга, в нашем доме уже тогда были его пластинки. А по утрам я вообще слушал арии и оперы Карузо. Преподаватели в музыкальной школе так испугались незнакомого репертуара, что сказали про меня моему отцу: немузыкальный парень. Я обозлился и стал самостоятельно заниматься на гитаре. Подбирал на слух всё, что слушал и любил: Led Zeppelin, Deep Purple. 

MR: А как все-таки судьба свела вас с «Яллой»?

- С «Яллой» нас свел музыкальный фестиваль. Мы участвовали там со школьным ансамблем, в котором я играл, а «Ялла» были почетными приглашенными гостями. Тогда я и познакомился с их руководителем Евгением Ширяевым, который позвал меня к себе на прослушивание. Я пришел сразу на следующий день, еще раз сыграл, спел, и он говорит: всё, берем тебя гитаристом-певцом. Паспорт с собой? – спрашивает, – оформляйся». А у меня тогда не то, что с собой, а вообще еще не было паспорта. Но меня все равно взяли, и с тех пор я стал репетировать с «Яллой». 

MR: А выступать когда начали, первые гонорары, концерты, популярность? 

Мне было 13 лет. Гитарист в группе заболел, и я вышел на замену. После концерта мне дали 10 рублей. 

MR:  Что на эти деньги можно было приобрести в то время? 

Человек пять можно было сводить в очень хороший ресторан, но я все деньги тогда отдал маме. Вот с того дня и начался мой настоящий трудовой путь в «Ялле». 

MR:  «Ялла» – это, по сути, узбекская «АББА». Помните, как к ансамблю пришла широкая известность? В какой момент? 

Глобальная известность пришла, когда Фарух Каримович Закиров возглавил ансамбль «Ялла». Он был королем менеджемента, очень дальновидный человек. 

...в то время министерство культуры СССР нас каждый год проверяло на профпригодность. Мы проходили аттестацию. Представляете – каждый год! Министерство решало – оставить этого человека в ансамбле или нет. 

MR:  Получается, и в те времена многое зависело от продюсера? 

Да. Продюсер очень важен для артиста во все времена. Правда, тогда все-таки за деньги нельзя было попасть на радио. И не забывайте – в то время министерство культуры СССР нас каждый год проверяло на профпригодность. Мы проходили аттестацию. Представляете – каждый год! Министерство решало – оставить этого человека в ансамбле или нет. У меня даже аттестационный документ с того времени сохранился. Без подписи министра культуры, был такой – Демичев (министр культуры СССР в 1974-1986 годах Петр Демичев – прим. автора), я не имел права выходить на сцену. Все мы – «Песняры», Иосиф Давыдович Кобзон, Алла Борисовна Пугачева – все одновременно проходили аттестацию. По итогам аттестации, кстати, решалось – какой будет концертная ставка артиста. 

MR: И какая у вас была, простите? 

У меня была высшая тарификация. 

MR: Правильно я понимаю, у участников группы были разные ставки? 

Да, в зависимости от того, как проходишь аттестацию. У кого-то семь, у кого-то десять, двадцать, а у кого-то и сорок рублей за концерт. У меня было сорок. 

MR:  Да Вы были богатеньким Буратино? 

Сами посчитайте – 120 концертов в месяц умножьте на сорок. Это было очень много. 

MR:  А что с деньгами-то делали? На сберкнижку складывали? 

У нас большая семья была – 11 человек. Я фактически всё отдавал маме.

MR:  Это действительно трогательно. Хочется вернуться к роли продюсера в те зажиточные времена. 

Золотое время ансамбля «Ялла» началось с приходом Закирова в 78-ом году. Так получилось, что Евгений Ширяев уехал в Москву, а Фарух Каримович занял его место. Он в корне поменял репертуар группы и ее состав. За какое-то короткое время «Ялла» получила мировое признание. Дело в том, что Закиров очень чувствовал настроения людей, то, что им нужно было. Я до сих пор с ним советуюсь в отношении своей творческой деятельности. Пятнадцать лет назад даже благословения просил, когда создавал собственную группу. 

MR: Вы вкусили популярность, будучи совсем молодым. Насколько для артиста, с одной стороны – важна, а с другой – опасна широкая известность? 

Слава очень опасная штука. Я видел многих людей, которым действительно было, чем гордиться, но они были очень скромными, и я старался брать пример с них, мне ведь тогда было всего 20 лет, когда настоящая популярность свалилась, как снег на голову. Популярность – это большое искушение, серьезное испытание. Это соблазн, поддашься ему – и можно лишиться рассудка. Одна ошибка может в корне всё поменять. Но чтобы не сотворить ошибок, у человека должна быть очень хорошая база. А база она откуда возьмется? Это опыт, жизненный багаж, который можно только накопить в течение жизни. 

MR:  Получается, что все поколения, в этом смысле, похожи друг на друга: на ошибках учимся? 

Главное, действительно учиться. Сколько бы лет нам ни было.

Автор: Алена Огнева

Добавить комментарий