Никас Сафонов: «Хороший портрет – это всегда собирательный образ, тщательно проработанный и осмысленный»

Google+

Никас Сафронов – один из самых известных и востребованных художников в мире. Его имя дважды внесено в Книгу рекордов Гиннесса: за создание авторской техники Dream Vision и за обладание самого дорого в мире пальца.

Никас дружит со звездами эстрады и монархами, его работы демонстрируются в Эрмитаже, в Государственном Русском музее, в Третьяковской галерее, в частных коллекциях знаменитых людей планеты от Софи Лорен, Стивена Спилберга, Алена Делона, Мадонны, Монсеррат Кабалье, Роберта Де Ниро, до английской королевы и режиссера Френсиса Форд Коппола и других.

В интервью MR мастер кисти рассказал о визите к королю, о новом учебном пособии для студентов и поделился мыслями о современном образовании.

MR: Никас, недавно Вы вернулись из Бахрейна, где прошла очередная встреча с королем.

Н.С.: С королем Хамадом ибн Иса Аль Халифа мы встречались несколько раз. А началось все с того, что он через посла Бахрейна в России заказал мне свой портрет. Портрет я нарисовал и передал во время визита короля в Москву. Работа понравилась, и монарх пригласил меня в свою страну с выставкой, которую открыл лично. Несколько моих работ, представленных на том вернисаже, было приобретено для государственного национального музея Бахрейна. Позже король сделал мне еще заказ. Картина, на которой монарх изображен верхом на любимом белом коне, очень понравилась, и мне были предложены новые совместные проекты.

MR: Сколько времени у Вас обычно уходит на создание картины?

Н.С.: Это зависит от разных факторов: иногда один день, иногда месяц, иногда год и больше. Недавно я передал в подарок Алле Борисовне Пугачевой и Максиму Галкину реплику на произведение Ван Дейка – «Семейная пара», которую начинал делать еще в 1988 году. То есть с начала и до окончания работы над ремейком прошло почти 30 лет. Но это не значит, что я все годы стоял перед полотном с кистью в руках – просто сделал длительный перерыв и в этом году дописал картину. Ни один художник, ни Илья Репин, ни Василий Суриков, ни Александр Иванов, не писали свои работы по 20-30 лет с утра до ночи. Они часто возвращались к неоконченным работам, потом откладывали их, собирали дополнительный материал, а сами параллельно трудились над многими другими картинами.

MR: Расскажите о Ваших новых проектах.

Н.C.: У меня их очень много. Я никогда не стою на месте, возможно, поэтому являюсь успешным и востребованным. Недавно закончил проект, в котором на 12 зонтах изображено 12 моих работ. По моим эскизам создается новая линия эксклюзивных чемоданов. Полгода назад подписал контракт с петербургским Императорским фарфоровым заводом. Теперь в оформлении уникальной посуды будут использованы мои работы. Также делаю эскизы для янтарного завода в Царском Селе. Для этого предприятия я использую технику гризайль. Она позволяет точнее передать в окаменевшей смоле суть моих задумок.

Минувшей весной совместно с Натальей Ивановой презентовал в Доме книги на Арбате новую, уже третью по счету, книгу под названием «Кино для взрослых». В ней описаны события, произошедшие в последнее время в моей жизни: интересные встречи со звездами Голливуда, с российскими знаковыми людьми, многих из которых, к сожалению, уже нет с нами, например, Олега Павловича Табакова, Олега Ивановича Янковского....

MR: Мы знаем, что Вы еще и учебное пособие для студентов пишете?

Н.С.: Мой учебник, возможно, поможет студентам, для которых я провожу мастер-классы и читаю лекции, понять, в каком направлении двигаться молодому начинающему художнику, как избегать случайностей в искусстве. Недавно один художник-пероман сжег деревню, снял все это на пленку и стал хвалиться оригинальными фотографиями. Другой художник- инсталлятор срезал у нескольких своих моделей куски кожи со спины, поджарил и съел… Студенты, да и все здравомыслящие люди, должны понимать, что скандальные выходки не помогут надолго остаться в истории искусства. К настоящему успеху может привести только высокий профессионализм.

MR: Ваши картины порой очень метафоричны, почему?

Н.C.: Органично вводить метафору в произведение искусства не каждому дано. Я позитивный человек и в своем творчестве стараюсь не касаться негатива. Если обойти нечто тёмное невозможно, то в живописи стараюсь перевести его в метафору. В своё время одна американская галерея заказала мне работу, связанную с трагедией башен-близнецов, разрушенных террористами 11 сентября 2001 года. Отталкиваться мне предложили от многочисленных фотографий, на которых были изображены кричащие от боли люди и разрушающиеся башни. Но я не стал копировать сюжеты фотоснимков, а нарисовал на развалинах маленького плачущего ангела, свернувшегося калачиком.

Согласитесь, любые эмоции можно передать по-разному. С применением метафоры образ можно выразить даже глубже, чем в реальности. Вспомним загадочную улыбку Джоконды или леденящий ужас в картине «Триумф смерти» Питера Брейгеля Старшего. Посмотрите, как на картинах Валентина Серова или Константина Коровина, показана наша Москва. После лицезрения подобных полотен возникает огромное уважение и к художнику, и к изображенному им объекту.

MR: Какой совет Вы бы дали начинающим художникам?

Н.C.: У самураев есть правило: если мучаешься между смертью и жизнью – умри, а если ты решился посвятить себя искусству, то тогда нужно много работать и стремиться стать профессионалом высочайшего уровня. Художник не обязан отражать ту правду, которую видит в отдельно взятый будний день. Например, моментальный эскиз застигнутого врасплох человека не всегда верно передаст его характер, жизненную позицию, образ. После отдыха понурый герой может оказаться хроническим оптимистом. Но в портрете-то ты его уже зафиксировал унылым пессимистом! Хороший портрет – это всегда собирательный образ, тщательно проработанный и осмысленный.

MR: Этот номер нашего журнала посвящен образованию. Как Вы оцениваете его уровень в нашей стране?

Н.С.: Хотя наше образование и остается одним из лучших в мире, но оно уже не на том уровне, на котором было в советское время. Сейчас сильно ощущается нехватка средств для технического оснащения школ, во многих учебных заведениях нет даже компьютеров, не хватает качественных новых учебников. Многие родители озабоченны только зарабатыванием денег и физически не имеют времени заниматься детьми. Получается, что только школа может помочь воспитать достойного гражданина нашей страны, обучить его надлежащим образом навыками и умениями.

Давно-давно, будучи первоклассником, я посетил со школьной экскурсией музей, где увидел картину одного голландского живописца. Стоя возле полотна, подумал, будь я художником, то рисовал бы лучше. Позже увлёкся походами в школьную библиотеку, запоем читал книжки о пиратах, заболел морем и, в результате, после восьмого класса даже поступил в Одесскую мореходку... Таким образом, все знаковые поступки моей юности связаны со школой. Именно из школы растут корни моей нынешней востребованности и известности. Высокий статус нашей школы надо вновь поднимать. Школа должна и учить и воспитывать. Для этого в первую очередь должна меняться вся система общечеловеческих ценностей. Слава Богу, в воспитании нынешних россиян помогает церковь. Священники через религию и духовность учат милосердию, прививают любовь к Родине и вселяют веру в светлое будущее. И я сам в меру сил помогаю в приобретении материалов для творческой работы студентов Ростовского художественного училища имени Грекова, которое когда-то закончил. И уже второй год подряд в Ростове на Дону лучшим молодым художникам вручаются мои стипендии и похвальные грамоты.

Материальное обеспечение и моральные стимулирование – вот рецепт для развития российского образования.

Автор: По следам программы Stories на телеканале MR