Гардемарины, как символ российской чести и доблести, должны быть актуальны сейчас, как никогда

Google+

По уже сложившейся многолетней традиции в преддверии новогодних праздников в супермаркетах «Азбука Вкуса» прошла благотворительная акция совместно с фондом «Подари жизнь», в которой приняли участие многие звезды эстрады, кино и театра. Одним из «послов добра» стал Народный артист Дмитрий Харатьян. Актер часто поддерживает благотворительные проекты, но не любит распространяться на эту тему, называя эту часть своей жизни интимной, но зато он с удовольствием рассказал о подготовке к съемкам четвертой части легендарной истории о гардемаринах.

MR: Новый год считается волшебным праздником, а как он проходит в Вашей семье?

Д.Х.: Новый год у нас на самом деле очень семейный праздник. Мы традиционно встречаемся всей семьей: дети, родители, бабушки, дедушки. Сначала провожаем старый год, потом, соответственно, встречаем новый. Где-то часа в три-четыре праздник у нас заканчивается, и мы ложимся спать. А так, смотрим телепередачи, вспоминаем былое, загадываем желания и строим планы на будущее. Совершенно обычный светлый семейный праздник с ожиданием чудес и чего-то очень хорошего, светлого в наступающем году.

MR: Сегодня Вы принимаете участие в благотворительной акции, а как часто поддерживаете благотворительные проекты?

Д.Х.: Это на самом деле достаточно личная сторона жизни каждого человека, интимная, я бы даже сказал, и хвалиться этим не стоит. Безусловно, благотворительность имеет место в моей жизни, поскольку я человек, состоявшийся и имеющий возможность помогать другим людям, я это делаю, но подробно рассказывать об этом не хочу.

MR: 2017-й год объявлен в нашей стране годом экологии, а Вы сами принимаете участие в каких-то экологических акциях?

Д.Х.: Человек не должен рассказывать сам о своих хороших, добрых или значимых поступках (смеется). Ежегодно сажаем деревья, траву, цветы. Мы живем за городом, поэтому, что касается экологии, у нас с ней все в порядке, и мы ее всячески поддерживаем. Недавно в Подмосковье вырубали часть старых деревьев, по причине того, что их оккупировал жук-короед. И сейчас создано целое движение, направленное на посадку новых лесов. Мы тоже активно принимаем в этом участие, потому что это касается экологии, здоровья и качества нашей жизни.

MR: Этим летом должны были состояться съемки четвертой части «Гардемаринов», но они были отложены, по какой причине?

Д.Х.: В связи с отсутствием финансирования, пока, к сожалению, государство не поддержало проект «Гардемарины-4» Светланы Сергеевны Дружининой. Но мы не теряем надежды, сейчас идут поиски финансирования, чтобы этот фильм был все-таки снят.

MR: Странно, ведь заблаговременно понятно, что фильм окупится, ведь многие с нетерпением ждут его.

Д.Х.: На самом деле это очень сложный момент. В Фонде Кино этот проект рассматривала серьезная комиссия. Кстати, на уровне сценария его приняли и даже выделили финансирование на предподготовительный период. Светлана Сергеевна освоила этот бюджет, но вот дальше, к сожалению, на само производство средств не дали. В том числе еще и потому, что это очень масштабный и серьезный проект, который требует большого бюджета. Такого бюджета на один фильма у государства сейчас нет. Поэтому, я думаю, Светлана Сергеевна пойдет по пути «Войны и мира». Там есть мирная часть о человеческих взаимоотношениях, и военная часть с батальными сценами. Она разделила эти две части и сейчас пока будет заниматься мирной историей, для этого нужно меньше средств, чем на военную. Поэтому, надеюсь, что проект сдвинется с мертвой точки и найдется возможность привлечь финансирование. Это все неоднозначно. Это нам с вами кажется, что гардемарины – это практически бренд. Да и время такое у нас, когда это должно быть востребовано, потому что патриотическая составляющая очень важна сейчас. И Россия совершенно по-новому позиционирует себя в мире. Гардемарины, как герои именно российской культуры, российской армии, российских доблести, чести и достоинства, конечно, сейчас могли бы и должны быть, как никогда, актуальны. И мы это понимаем, и те, кто принимает решения, понимают, но, к сожалению, реалии таковы, что возможности или есть или их нет. Пока такой возможности нет, как я понимаю.

MR: Предыдущий фильм, в котором Вы снимались, «Тайна Снежной королевы», не был показан на широком экране, почему?

Д.Х.: Я много лет был президентом детского фестиваля визуальных искусств в «Орленке», а в этом году мы презентовали новый фестиваль в Крыму, в Евпатории, который называется «Солнечный остров», где я также являюсь президентом. В рамках этой презентации в городах Крыма прошли спецпоказы фильма «Тайна Снежной королевы». Также малым экраном он был показан и в России. Надеюсь, фильм все-таки найдет своего зрителя, это достойная картина, и она, кстати, тоже требует дофинансирования. Снимали ее в 3D, но на сегодняшний день пока вариант только 2D. И как только появится возможность сделать 3D, тут-то как раз и состоится эта глобальная всероссийская премьера во всех крупных кинотеатрах страны.

MR: Вам не кажется, что государство сегодня не уделяет должное внимание детскому кино?

Д.Х.: Проблема детского российского кино, конечно, есть, и это очевидно. Проблема здесь не только в финансировании, деньги на детское кино выделяются, но и в недостаточном количестве качественных сценариев. С другой стороны, это могут быть бюджеты, на которые снять конкурентоспособное кино практически невозможно, потому что западная продукция гораздо ярче. Самое страшное, что уже целое поколение выросло на чужом кино, и оно уже не очень хочет и не очень ждет нашего. Я просто имею отношение к детской теме, как таковой. Я являюсь художественным руководителем «Школы гардемаринов» в Красногорске и понимаю, что проращивать в детях отношение к нашей культуре, к традициям, нужно, как говорится, с молодых ногтей. Такие фестивали, как мой, как раз и служат тому, чтобы зрители, пусть те немногие, которые приходят на фестиваль и могут увидеть наше кино, все-таки его посмотрели, и до них дошла та часть кинематографа, которая на сегодняшний день не может пробиться на серьезный уровень проката из-за огромной конкуренции.

MR: Вы упомянули про «Школу гардемаринов», расскажите подробнее.

Д.Х.: Более трех лет назад, в День российского кино, 27 августа, мы открыли в городе Красногорске «Школу гардемаринов». Это театральная школа для детей от 10 до 16 лет, где преподаются те же профильные предметы, что и в театральных ВУЗах: актерское мастерство, сцендвижение, вокал, хореография, фехтование, сценречь. Мы ставим спектакли, мюзиклы, выступаем на городских мероприятиях.

MR: Ну и, наверное, мне не простят, если в заключении я не задам следующий вопрос, так как все с нетерпением ждут выхода четвертой части «Гардемаринов». Роль Алеши Корсака стала для Вас не только первой большой ролью в кино, но и судьбоносной, а насколько эта роль важна для Вас самого?

Д.Х.: Для актера такие роли – это подарок. Мне просто повезло, хотя с другой стороны, мне кажется, что это зов предков. По маминой линии все мои деды и прадеды служили российскому флоту. Моему двоюродному деду Борису Петровичу было 27, когда его расстреляли революционные матросы. Именно в 27 лет я сыграл Алешу Корсака. Можно, конечно, сказать, что это притянуто за уши, но для меня это важно, и у меня ощущение, что я не случайно сыграл эту роль. Хотя вроде и не я должен был играть, другой артист был утвержден и уже играл, но вот так по судьбе выпало, что в итоге все-таки сыграл именно я. Думаю, что они мне оттуда помогли (показывает вверх), как память о наших предках, которые так много сделали для России. Если говорить, насколько важна для меня эта роль, то восприятие зрителя определяет все. Хотя было и множество других ролей, мне повезло в этом плане, я не остался актером одной роли, но роль Алеши Корсака осталась самой главной и важной. Я считаю, что это подарок судьбы.

Автор: Лилия Воронова

Фотограф: пресс-служба