Андрей Чадов: "Мечтаю сняться в истории о рыцарях плаща и шпаги"

Google+

Известный российский актер Андрей Чадов с первого взгляда производит впечатление серьезного и немного загадочного человека. Однако на самом деле он оказался очень общительным молодым человеком, которого не только легко развеселить, но и смутить. С Андреем мы встретились на съемочной площадке фильма «Я любить тебя буду, можно?», который, вне всякого сомнения, войдет в историю не только киноискусства, но и поэзии.

MR: Андрей, Вы очень тщательно подходите к выбору сценариев, не размениваясь на мелкие роли, это закономерность или совпадение?

А.Ч.: И закономерность и совпадение. Иногда, конечно, бывает, что соглашаешься и на не очень крупные проекты, когда нет другой работы. Если сценарий слабоват, но нравится роль, то можно и согласиться.

MR: Что главное при выборе сценариев?

А.Ч.: В первую очередь история, сюжет и персонаж, который предлагают играть.

MR: Какую из своих ролей Вы считаете лучшей?

А.Ч.: «Живой», конечно. В этом фильме я полностью выложился – сделал все, что мог, и насколько хватило таланта.

MR: А были сценарии, от которых Вы принципиально отказались? 

А.Ч.: Да, был один такой сценарий, где все было на мате, но дело даже не в самом мате, а в том, что он был абсолютно не оправдан. Просто мат ради мата. Это просто скучно играть. Я соглашаюсь играть только в тех проектах, которые кажутся мне интересными. Я считаю это правильным, и лучше редко, но метко, чем быть везде и нигде. 

MR: В каком фильме и какую роль Вам бы хотелось сыграть? 

А.Ч.: Хочется сыграть в чем-нибудь историческом, про Средневековье, про рыцарей.

MR: Сами кино смотреть любите?

А.Ч.: Да, конечно. Стараюсь смотреть каждый день. Конечно, предпочитаю, ходить в кинотеатры, но, если не получается, то смотрю дома. Очень люблю фантастику, детективы. Но в принципе мне нравятся абсолютно все жанры, потому что во всех жанрах есть и хорошее и плохое кино.

MR: Чем Вас привлек сценарий фильма «Я любить тебя буду, можно»?

А.Ч.: Прежде всего стихами. Хорошие стихи, интересная история – мне показалось это любопытным. Немного необычно играть в стихах. Последний такой опыт у меня был в институте, когда я играл «Ромео и Джульетту» Шекспира. В прозе играть, безусловно, проще, потому что в стихах есть определенная форма, которую нельзя нарушать. Нет возможности для  эксперимента или импровизации.

MR: Как относитесь к творчеству Эдуарда Асадова?

А.Ч.: Честно говоря, раньше я с ним не сталкивался. Впервые прочитал, когда получил сценарий. Хотелось бы в дальнейшем перечитать сборник его стихов полностью.

MR: Вы соблюдаете режим, чтобы быть в форме?

А.Ч.: Я стараюсь много заниматься спортом. Мне очень нравится большой теннис, плавание, бег. Еще катаюсь на велосипеде и хожу в зал.

MR: Как боретесь с плохим настроением?

А.Ч.: Молюсь. Я человек верующий, хожу в церковь.

MR: А как Вы считаете, если человек верующий, ему обязательно ходить в церковь, придерживаться канонов или можно просто верить в душе?

А.Ч.: Как говорит мой духовный отец, церковь – это та же качалка, только для души. Когда у меня плохое настроение, я прихожу в церковь, и мне становится хорошо, я заряжаюсь светлой энергетикой. Негатива у нас в жизни хватает, и каждому человеку нужно место, где бы он мог напитаться энергией. У кого-то это дом, семья. У меня семьи нет, поэтому я хожу в церковь. Спорт только снимает напряжение, но он не лечит.

MR: Вы занимаетесь благотворительностью. Это желание идет изнутри или дань моде? 

А.Ч.: Конечно, изнутри. Мне просто всех жалко: детей, животных. Поддерживаю фонд «Красный нос». Также у меня есть друзья, которые каждый год собирают подарки и отвозят их в разные детские дома. Я часто езжу с ними.

MR: Вы производите впечатлением серьезного рассудительного человека, а бывает, что совершаете необдуманные и глупые поступки?

А.Ч.: Конечно, бывает, я вообще-то парень веселый. Помню, как, например, залезал к любимой девушке на балкон пятого этажа.

MR: Что Вас может смутить в жизни?

А.Ч.: Какая-то неловкая, неожиданная ситуация, к которой я не был готов. Но на самом деле меня очень легко смутить.

MR: Я знаю, что Вы очень любите путешествовать. Есть какие-то любимые места, в которые хочется возвращаться?

А.Ч.: Любимые места – те, в которых я не был. А возвращаться люблю на Бали, в Англию, Норвегию, Францию, Испанию, в Италию особенно.

MR: Вы активный пользователь соцсети Instagram, на Вас подписано более 50000 человек, все они следят за Вашей жизнью. Но наверняка есть люди, которые интересны Вам и за жизнью которых следите Вы?

А.Ч.: Я очень люблю астрономию. Больше половины аккаунтов, на которые я подписан, про космос. Все пытаюсь быть в теме: смотрю, слушаю, изучаю. Подписан, например, на наших космонавтов, они много фотографируют из космоса, на NASA. Также интересны природа, животные – отсюда и National Geografic. Я телевизор не смотрю, вообще не включаю. А из Instagram сегодня можно узнать порой больше, чем из телевизора и газет.

MR: Вам приходилось сниматься с иностранными актерами: Марком Дакаскосом, Кристофером Ламбертом, Беном Барнсом. Какие впечатления у Вас остались от знакомства и работы с заокеанскими коллегами?

А.Ч.: Очень простые в общении и в быту люди, профессионалы своего дела. Меня удивило то, что они общаются без какого-либо звездного пафоса. Когда у нас была премьера в Лондоне, на нее приехал Колин Фёрт. Подошел ко мне двухметровый дядя и просто по-человечески сказал, что ему понравилось, какие-то приятные слова. У них там вообще нет никакой звездной болезни, но и нет дилетантов.

MR: Сам подход к кинопроизводству отличается?

А.Ч.: Там, если ты в чем-то сомневаешься, не умеешь или не хочешь, то в одном уж точно можешь быть уверен, на твое место в любой момент придут сто таких, как ты. Поэтому они все пашут как в последний раз в жизни. Режиссер до начала съемок уже знает, что и как он будет снимать, кого он хочет видеть в кадре и что должен от этого человека получить. На площадке нет места неопределенности или поискам. А у нас порой барахтаются, и никто не может понять, что происходит на площадке.

MR: Наш номер посвящен романтическому кино, какие фильмы этого жанра первыми приходят на память?

А.Ч.:  «Трудности перевода». «Последняя из рода Болейн» со Скарлетт Йоханссон. В таком бы хотелось сняться: исторический фильм, основанный на реальных событиях, в чем-то даже поучительный.

MR: Самые романтичные пары в кино, на Ваш взгляд?

А.Ч.: «9 1/2 недель».

MR: Герои романтических фильмов часто назначают свидания на крышах, а где прошло Ваше самое романтичное свидание?

А.Ч.: На берегу ночного моря под луной. Все банально (смеется).

Автор: Лилия Воронова

Фотограф: Евгений Семкин