Линда: "Не терять себя"

Google+

«Карандаши и спички» — новый альбом Линды, такой же яркий и запоминающийся, как и образ певицы. Начав свою карьеру в далеких девяностых, она и сегодня поражает своей самобытностью и индивидуальностью. Линда — одна из тех, кто не гонится за веяниями моды и продолжает наполнять свое творчество атмосферностью и личным отношением ко всему происходящему в жизни. Благодаря загадочности и эпатажности количество поклонников певицы только растет. 

MR: Поздравляем с выходом вашего нового альбома. Какой он, по вашему мнению, с каким настроением получился?

Линда: Спасибо! Описывать свой альбом — это странно. Он очень разный, каждая песня — абсолютная противоположность другой. В нем можно найти любое настроение: печаль, радость, отрыв, что-то серьезное и глубокое.

Что касается музыкальной стороны, то мы его записывали с Haydn Bendall, это очень известный саунд-продюсер, у которого несколько «Оскаров» и «Грэмми». Музыкант и продюсер знаменитой студии Abbey Road, работавший с такими мировыми музыкантами, как Bee Gees, Queen, Paul McCartney, Peter Gabriel, Kate Bush, David Gilmour, Tina Turner, Pet Shop Boys, Chris Botti, Kate Melua, Gary Moore. На самом деле легче перечислить тех, с кем он не сотрудничал. Вот такой выдался шанс и нам: он предложил сделать эту работу совместно.

Писали мы его в Москве, сводили в Лондоне. Полностью отдались ему по звуку. Записывал Haydn индивидуально всех, с каждым музыкантом у него своя психология работы. Было безумно интересно.

MR: От вашей музыки то учащается пульс, то, наоборот, замирает сердце. Что вы туда добавляете?

Линда: Любой человек добавляет первые эмоции, если он не думает о коммерции, а думает о том, что его задевает. Например, после прочтения книги. Взорвался от какого-то момента, тут же что-то появилось и написалось. Эти вещи — живые; если ты органично возводишь их в музыкальную форму, то они оставляют эмоции от любого прослушивания.

MR: Относительно недавно вы с Глебом Самойловым записали дуэт и выпустили клип. С кем еще хотите спеть дуэтом? И хотите ли?

Линда: Я бы не относилась к этому как к дуэту, все-таки это творческий обмен. Именно работа над идеями, творческое взаимодействие и союз. В любом случае это всегда хороший опыт. Ты можешь от другого человека вдохновиться и привнести свое, происходит полезный взаимообмен. В планах такого никогда не бывает, все происходит спонтанно. Поэтому если что-то будет интересное, то вы об этом узнаете.

В жизни я предпочитаю спокойствие, когда тебя не видно и не слышно. Я люблю просто наблюдать, чем быть наблюдаемой.

MR: Столько было всего уже сделано в мировой и отечественной музыке: от фееричных шоу и необычных образов до новых направлений в самой музыке. Чем сегодня артист еще может удивить, как вы думаете?

Линда: Я сторонник того, что артист не должен ставить перед собой задачу удивлять. Любой человек должен развиваться в своем творчестве, будь он артист или дворник, бизнесмен или архитектор. Если он увлечен своей работой, то он в нее погружается, много читает, ищет то, что еще не было реализовано. Такое развитие дает ему знания, которых у простого человека нет. Артист должен брать новизной и тем, чем может привлечь и заинтересовать.

MR: Как вы думаете, почему популярные российские исполнители не востребованы за границей, как на Родине?

Линда: Прежде всего потому, что между нами языковой барьер, другие культурные ценности и традиции. Это другие: запахи, общение и форма музыки. У нас одни гармонии, у них совершенно иные. Все эти вещи и влияют. Не надо думать об этом, надо делать свое дело. А Запад пусть думает о том, насколько Россия ему интересна или нет.

Врез: Я такая, какая я есть! Я абсолютно ни к чему не привязана, и мода никак не может на меня подействовать.

MR: Посещаете ли вы какие-нибудь мастер-классы? Улучшаете ли свои музыкальные профессиональные навыки?

Линда: Конечно, в своей профессии я занимаюсь вокалом и интересуюсь именно музыкальной стихией. Мне интересно все, что связано с музыкой, гармонией, любыми музыкальными экспериментами. Музыка — это уже часть головного мозга. Все с этим переплетено.

MR: Чем бы вы занимались, если бы не могли заниматься музыкой?

Линда: Безумно интересен кинематограф и литература. Если бы я начала свою жизнь сначала, то мне хотелось бы стать режиссером. По крайней мере, быть в этой атмосфере. Меня увлекает все, что связано с путешествиями: весь мир и каждая точка земли. Хотелось бы попробовать все, то есть пять-шесть жизней точно надо прожить.

MR: Вы признавались, что вас не узнают на улице без грима и костюма, не обижает ли вас это? Или, наоборот, позволяет отдохнуть от публики?

Линда: Я очень этому рада, потому что сцена предусматривает не просто косметику, а грим, который реально трансформирует лицо. В жизни я предпочитаю спокойствие, когда тебя не видно и не слышно. Я люблю просто наблюдать, чем быть наблюдаемой. 

То, что я родилась, как и для любого человека, уже является судьбоносным событием. А все остальное — логическое продолжение и собственное развитие.

MR: В разных интервью вас сравнивали то с ранней Мадонной, то с Жанной Агузаровой и даже с Мерлином Менсоном. Хотя уверена, что, не только для меня, вы индивидуальны! Как вы относитесь к сравнениям, запомнилось ли что-то из них?

Линда: Всех этих людей я уважаю, но их образы никак со мной не перекликаются. Тот, кто хочет найти сходство, он всегда его найдет в любых деталях. Что касается меня, я сама ни на что не ориентировалась. Я такая, какая я есть! Я абсолютно ни к чему не привязана, и мода никак не может на меня подействовать. Просто мне что-то нравится, а что-то не нравится.

MR: Как вы придумываете образы?

Линда: Это всегда ощущение самой себя. Люблю экспериментировать, поэтому очень легко иду на компромиссы со своим внутренним ощущением. Самое главное то, что все получается удачно, -конечно, если я не делаю ничего, что мне бы противоречило. 

MR: Что или кто является судьбоносным явлением в вашей жизни?

Линда: То, что я родилась, как и для любого человека, уже является судьбоносным событием. А все остальное — логическое продолжение и собственное развитие. Первые музыкальные ожоги, которые до сих пор меня жгут, и то, что ведет меня по этой жизни, — все связано с музыкой. 

У нас все больше основано на коммерции: какие-то продюсеры, какой-то шоу-бизнес. К сожалению, народ к этому привык.

MR: Каков ваш жизненный девиз? Чего хотите достичь или уже достигли?

Линда: Не терять себя! Я абсолютно ничего не достигла. Хочу простого развития, познавать как можно больше, открывать какие-то новые для себя пространства, поглощать все, пока есть возможность и время на это.

MR: Что предпочитаете делать в свободное от работы время? Помимо любимого для артистов занятия — сна.

Линда: В свободное время — театр, литература, фильмы. Мне очень нравится режиссер Александр Сокуров, я могу бесконечно пересматривать его картины. В нем столько философии, что можно посвятить ему свое личное пространство и время.

MR: Какой отрезок жизни вы пережили бы заново, будь такая возможность, и почему?

Линда: Никакой, меня больше потрясает новое. Всегда больше тянет непознанное и дает больше направлений, откуда можно что-то черпать.

MR: Личные отношения влияют на карьеру певицы?

Линда: Здесь все взаимосвязано, они неразделимы. Либо получается, либо не получается. Ничто не может влиять, если человек тебя любит, а ты любишь его. Если у тебя все развивается хорошо, то это только приносит благо. Если нет, значит, всему свое время.

Врез: Первые музыкальные ожоги, которые до сих пор меня жгут, и то, что ведет меня по этой жизни, — все связано с музыкой.

MR: Чего сегодня не хватает отечественной музыке?

Линда: Не хватает самобытности и раскрепощения. У нас все больше основано на коммерции: какие-то продюсеры, какой-то шоу-бизнес. К сожалению, народ к этому привык. И все меньше становится настоящего, поэтому настоящие люди и не востребованы в России. Есть кинематограф и дизайн этого кинематографа. Так вот у нас больше дизайн. То же самое происходит в музыке. Есть музыка, а есть ее подобие.

MR: У вас уже были, наверное, тысячи интервью; есть ли вопрос, который вам не задавали?

Линда: На любой вопрос можно ответить по-разному. Это еще зависит от отрезка времени. Если один вопрос задать сейчас и через 10 лет, то сто процентов ответ будет с совершенно другим ракурсом. Все зависит от жизненного опыта.

ОтменитьДобавить комментарий