Гардемаринам быть!

Google+

В конце августа в Великом Новгороде прошел фестиваль исторического кино «Вече», президентом которого является Народная артистка России, режиссер Светлана Дружинина. Несмотря на возраст, в графике этой элегантной и энергичной женщины практически нет свободного времени. Нам удалось пообщаться со Светланой Сергеевной в рамках фестиваля, и она рассказала нам о подготовке к съемкам четвертой части легендарной киноэпопеи про гардемаринов, о своей любви к истории и о планах выпустить учебное пособие для школьников на базе киноальманаха «Тайны дворцовых переворотов».

MR: Светлана Сергеевна, в Вашей фильмографии несколько кинокартин и киноповесть «Тайны дворцовых переворотов», состоящая из десяти фильмов, но Ваше имя в первую очередь ассоциируют с киноэпопеей про гардемаринов. Вас не смущает, что в сознании зрителей Вы остаетесь, так сказать, «режиссером одного фильма»?

С.Д.: Нет, это прекрасно. Это значит, я сделала что-то, что людям надо, и я этому очень рада. Я не имею права говорить «горда», но я всегда невероятно тепло отношусь к той аудитории, которая приходит к нам на просмотры, на творческие встречи. Когда весь зал поет песни из «Гардемаринов», все хлопают и встают – это значит, мы нашли четкий канал к сердцам определенной группы людей. Дай бог, если у режиссера есть одна картина, которая войдет в сердца зрителей и проживет долго. Это счастье, это значит, что вы поймали удачу за хвост.

MR: Вы снимаете в основном исторические картины, с чем это связано?

С.Д. Мне очень нравится заниматься историей, изучать материал. А вообще, все одно и то же, что здесь, что там, что вчера, что завтра. Время – оно же не меняется. Оно просто напичкано разными событиями, которые совершают люди, а люди всегда одинаковые. Я никогда не хотела быть актрисой. Если бы я окончила балетную школу, не ушла бы в кино, я была бы балетмейстером. Мне нравится сочинять, продумывать образы моих фантазий.

MR: Вы являетесь организаторов двух кинофестивалей: «Вече» и «За Любовь и Отечество». Они оба несут в себе патриотический посыл, а Вы сами можете назвать себя патриотом?

С.Д.: Слово «патриот» стало для одной группы людей ругательным, для других – чтобы можно было гордиться. Я не знаю, к какой группе отнести себя, но я не могу, например, больше месяца находиться за рубежом, я никогда бы не смогла эмигрировать и не потому, что я не люблю быть за границей. Мне это нравится, мне это интересно. Я месяц провела в Мексике, в потрясающей атмосфере. Анатолий Михайлович Мукасей снимал там картину, и у него были все привилегии, чтобы жить там дольше, хотя это был очень сложный период, когда нельзя было выезжать, а мы туда ездили. Конечно, я болею за то, что у нас происходит, я вижу недостатки, я знаю, что они существуют, но я не радуюсь, не злорадствую, я не выпячиваю свои раны напоказ. Когда-то я работала и тесно общалась с Василием Шукшиным. Он снимал «Калину красную», а я делала свою первую дебютную работу по Вениамину Каверину «Исполнение желаний». Мы по ночам в монтажной очень многое обсуждали, у него были свои сложности, у меня были подобного же рода свои. У него была скользкая тема для нашей цензуры, ибо все говорили, что организованной преступности нет, а у него как раз в картине было место, был лидер, была программа и была система – это уже организованная преступность. У меня тоже была сложная тема, потому что это был период, когда интеллигенция покидала Россию, увозя с собой артефакты, которые могли бы послужить нашему обществу. Вот мы сидели и рассуждали на эту тему. Шукшин очень хорошо сказал: «Ну, мы же санитары леса. Мы с тобой, как дятлы. Мы стучим, чтобы лес слышал, мы по-другому сделать не можем, просто предупреждаем, что в этом дереве есть бяки. Мы одни не можем эти бяки высечь, давайте делать это вместе, пусть лесничие бегут, пусть лекари бегут, а мы с тобой стучим, но мы не стукачи, а дятлы» (смеется).

MR: На одной из дискуссий в рамках фестиваля Вы говорили о возможности создания сериала по «Тайнам дворцовых переворотов» для школьников. Насколько это реально?

С.Д.: Именно с этой мыслью изначально были задуманы и отсняты эти десять фильмов. Сейчас это не сериал, а киноальманах, десять полнометражных художественных фильмов. Внутри они содержат точки разреза для того, чтобы их сделать, например, 20. Более того, у меня еще лежит в стороне материал, который при работе можно вмонтировать, потому что он просто разрушал прокатный режим, а мы работали на кинорынок. Но сейчас все лежит на пленке, поэтому сложно предлагать телевидению, так как оно ждет цифру. Директор Госфильмофонда Николай Бородачев сделал подарок Станиславу Говорухину, перевел ему в цифре 10 фильмов. Я в свою очередь попросила то же самое сделать с «Тайнами дворцовых переворотов». Я хочу предложить Зиньковичу возможность из этих 10 фильмов сделать 20. Можно туда внести профессиональный исторический комментарий, и тогда это будет отличным учебным пособием для школьников, которые смогут на базе переворотов, начиная с великого Петра, с Анны Леопольдовны, понять, что практически все перевороты совершаются одинаково. Если бы наши государи могли изучать время, ведь история не учит, а проучивает, то, может быть, у нас и не было бы большого количества провалов. Так что, буду обращаться за помощью.

MR: Многие ждут выхода на экраны продолжения саги о гардемаринах, когда поклонники, наконец, увидят премьеру?

С.Д.: Подготовка у нас прошла очень давно, еще в прошлом году. Мы абсолютно готовы к работе. Есть первые эпизоды, есть актеры, которые подписали договор о намерениях, костюмы сшиты и давно висят в нашей мастерской, Виктор Лебедев написал еще несколько музыкальных тем. Мы нашли прекрасную натуру в Крыму. Мы все готовы снимать хоть завтра. Мне жаль, что в прошлом году мы не смогли запуститься, потому что в этом году мы бы уже собирали картину, доснимали ее, и она была бы уже в зрительных залах. К сожалению, на год нас оттянули, и я не очень понимаю, почему. Объяснения про нехватку финансирования для меня не аргумент. Действие фильма будет происходить в период Второй Крымской войны. И это отнюдь не связано с политическими событиями сегодняшнего дня. Уже в 2013 году я отправляла письмо на имя Путина, где его рукой написано его советнику по культуре Толстому «прошу проработать». Для того чтобы написать такое письмо, взять ответственность, мне надо было очень долго работать и собирать материал. У меня же был готов сценарий.

Автор: Лилия Воронова

Фотограф: Личный архив