Две джазовых звезды встретились на одной сцене

Google+

Накануне открытия осеннего Сезона джаза, 28 сентября, саксофонист Игорь Бутман и американская джазовая певица Джейн Монхайт встретились с представителями СМИ. Встреча состоялась на территории репетиционной студии Игоря, которую он называет «началом джазового центра».

И Игорь, и Джейн являются интересными персонами в мире джаза. Джейн – потомственный музыкант. Все члены ее семьи заняты музыкой: тетя и бабушка были профессиональными певицами, отец бывший исполнитель на банджо, мать в свое время играла в музыкальном театре, брат – рок-гитарист, а муж - барабанщик. Петь Джейн начала с раннего детства. Профессионально заниматься музыкой – в семнадцать лет. В двадцать ее имя уже стало популярным в джазе. В 2000-м году дебютный альбом Джейн под названием «Never Never Land» был признан лучшей записью года. С тех пор у певицы вышло еще 10 пластинок.

Игорь Бутман получил музыкальное образование в Бостоне. В 1999-м году он создал свой биг-бэнд из шестнадцати человек. А совсем недавно в карьере музыканта произошли важные события – его музыкальному коллективу было присвоено звание Московского Государственного джазового оркестра.

Теперь две яркие звезды встретились на одной сцене. С Джейн Монхайт Игорь Бутман знаком очень давно.

- Я увидел ее на фестивале джаза в Айдахо совсем юной девушкой, - вспоминает саксофонист. Тогда ее карьера стремительно пошла вверх. Мы сотрудничаем с лучшими представителями мира джаза. Продюсерская компания «tMotion» предложила эту идею нам обоим. Джейн одна из тех певиц, с кем бы мы рано или поздно все равно бы начали сотрудничать.

Музыканты презентовали столичной публике совместный проект – концерт в Московском Доме музыки. Выступление музыкантов состоит из миксов произведений разных альбомов Джейн.

Джейн впервые участвовала в концерте с большим оркестром. Как говорит сама исполнительница, сотрудничество с Игорем – это потрясающий музыкальный опыт.

- Это радостное ощущение, что джаз объединяет людей по всему миру, - говорит Джейн, тепло улыбаясь.

Что касается репертуара Джейн Монхайт, то он достаточно разнообразен.

- Если вы обратитесь к моим дискам, записанным в течение нескольких лет, вы можете заметить, что там, довольно разные композиции. Кроме джазовой музыки там есть еще и бразильская, которую я стараюсь исполнять на португальском языке, чтобы отдать должное композитору. Кроме того, я стараюсь исполнять композиции, которые уже вошли в классическую коллекцию американского джаза. Это песни Джонни Митчелла и Пола Саймона. Я всегда возвращаюсь к джазовым стандартам, потому как это сокровища американской музыки.

Игорь также смешивает в своем исполнении несколько жанров. Когда-то он сотрудничал с рок-музыкантами. Сейчас у него свой оркестр и ему очень нравится сотрудничать с певцами и певицами мирового уровня.

- Мы записываем пластинки и с классическим репертуаром, готовим музыку Николая Левиновского (прим.: джазмен, композитор, пианист) с оркестром, где будут играть музыканты фьюжн-направления.

Игорь Бутман дал понять, что с изменением названия оркестра изменится лишь качество, т.е. музыка станет еще лучше.

- Плох тот солдат, который не хочет стать маршалом, - парирует Игорь Бутман, - Я считаю, джазовая музыка и современна, и глубока, и интересна не менее чем классическая. В джазе есть импровизация, в которой можно выразить и  свое отношение к жизни, к музыке. Мы должны ее наполнить. Поэтому джаза должно быть больше. И музыкантов должно быть больше. Те таланты, что уже есть у нас, еще не до конца проявлены. Джаз все время звучит. 29 сентября открытие сезона, но джаз звучит и в августе, и в сентябре, и  в январе… Москва – это такой город, который по количеству звучащего джаза, на 3-4 месте. В первой пятерке мы точно можем быть. Но хотелось бы быть на первом.

Злободневный вопрос о совмещении работы и личной жизни не обошел стороной музыкантов.

- Я путешествую с концертами без перерыва. Но мне повезло, - признается певица, - Потому что вместе со мной путешествует и мой муж, который очень часто является участником концертов. Но он играет в моем трио не потому, что он мой муж, а лишь потому, что он замечательный барабанщик. Нашему сыну 4 года, и мы часто берем его с собой. Я знаю многих музыкантов, которые чувствуют себя очень несчастными, потому что воспитывают своих детей через скайп. Я не считаю это правильным.

- Ну, я иногда пользуюсь скайпом, - перенимает слово саксофонист, - Если бы моя жена пела или играла, конечно, мы бы ездили вместе. Но мне жалко брать ее с собой на гастроли. Особенно, если путь очень долгий. Но как только я в Москве, я стараюсь компенсировать время, когда я не на гастролях.

Проблема многих музыкантов – отсутствие свободного времени, и во время гастролей они ничего не видят, кроме аэропорта, гостиниц и ресторанов. Для Джейн в Москве самым сильным впечатлением стали люди, с которыми она работает.

- Я второй раз в Москве (прим.: в прошлом году Джейн Монхайт приезжала с презентацией альбома «Home», и была тепло встречена московской публикой) и замечаю дружелюбность малознакомых людей. Приезжая сюда, я чувствую себя как дома. Действительно потрясающее ощущение, когда ты прилетаешь на другой конец света, а здесь те же люди, которые к тебе так же хорошо относятся. Хочется возвращаться сюда снова и снова.

- До какого-то возраста у меня было похожее ощущение, - соглашается Игорь, - Хочется лучше узнать страну, куда мы приезжаем. Если говорить о наших городах, то многие из них преобразились. Допустим, город Набережные Челны. Он всегда казался темным городом. В нем всегда хотелось заснуть, проснуться, отыграть в ДК и поехать обратно домой. А сейчас там хочется гулять. Екатеринбург – красивейший город. Во Владивостоке хочется гулять по набережной. В какой-то момент я понял, что у нас не так много времени. В каком-то смысле мы даже обкрадываем себя. Поэтому сейчас стараемся найти возможность погулять, узнать об истории города, куда приезжаем. Но это понимание пришло со временем.

Перед началом сотрудничества с Джейн Монхайт, оркестр Игоря Бутмана был приглашен джазовым трубачом Уинстоном Марсалисем в крупное турне по США.

- Летом у нас был очень интенсивный тур, - рассказывает Игорь о гастролях. Концерты прошли в нью-йоркском джазовом  Линкольн-Цетре и крупнейших джазовых площадках Вашингтона и Филадельфии. После США, были концерты в Лондоне, Италии, Японии, Владивостоке, Ульяновске и ряде других городов.  Мы горим желанием начать репетиции. Впереди гастроли в странах Прибалтики: Эстония и Латвия, а затем Санкт-Петербург. Но все намеченные планы я не буду раскрывать.

Во время пресс-конференции, Джейн Монхайт отметила одну наиболее важную вещь в джазовом исполнении. Хотя, по большому счету, это можно перенести и на любой другой музыкальный жанр.

Исполняя каждый раз одну и ту же композицию, мы сталкиваемся с определенного рода вызовом исполнительскому мастерству. И соревноваться с такими великими исполнителями не всегда легко. Поэтому когда поешь каждый раз песню заново – это интерпретация, которая должна быть на особенном уровне.  Каждая песня – это рассказ определенной истории, - объясняет исполнительница, - В которую нужно вложить ее внутренний смысл. Если он уйдет, то композиция не будет звучать, как положено. Когда ты поешь, ты должен вложить в песню то, что чувствуешь лично ты, а не те тысячи людей, которые исполняли эту же песню до тебя. Но и нужно постараться не изменить ее изначальный замысел.

От творческого амплуа тема разговора перешла к любимым площадкам Игоря Бутмана. Помимо репетиционной площадки у музыканта есть несколько своих площадок. Он является директором московских Джаз-Клубов на Соколе и на Чистых Прудах. Однако любимое место он не выделяет.

- Я люблю ту площадку, где есть слушатели. Когда их нет, даже в своем клубе грустно. Площадка превращается в пустой и холодный дом. Есть анекдот на эту тему. Человек уходит из театра после первого акта. У него спрашивают: «А что же вы уходите? Вам не понравился спектакль?» Он отвечает: «Нет, понравился. Спектакль замечательный. Пьеса потрясающая». У него опять спрашивают: «Что же тогда, актеры не понравились?» Он: «Что вы, актеры великолепно играют!» Снова вопрос: «Ну а что же тогда вы уходите?» Он в ответ: «Да, знаете, как-то жутковато одному в зале сидеть». (по залу прокатывается легкий смех). Мы хотим играть для людей.

Во время многочисленных гастролей по другим странам, замечаются различия между, так называемым, российским джазом и джазом зарубежья.  

- Мы должны много работать и поднимать уровень нашего джаза на большую высоту, - подытоживает Игорь Бутман, надеясь, что в будущем и в Москве появится подобие джазового Линкольн-Центра.

Автор: Влада Холодных